Участие зрителей в создании отдельных экспозиционных комплексов

В большинстве случаев авторы историй и артефактов выставки не были мотивированы участвовать в оформлении своих материалов, доверяя нам эту часть работы. Особенно это касалось взрослой аудитории, с уважением относившейся к музею как институту и к тому же слишком занятой для подобных дел. Здесь было только 2 исключения, когда нам предлагали свои варианты оформления выставки. В обоих случаях речь шла о мужчинах, увлеченных активными путешествиями, имеющими при этом опыт преподавательской деятельности. Их вариант подачи материала был абсолютно традиционным, выстроенным в образовательной модели, и мы убедили их оставить эту задачу нам. Как показала выставка, абсолютное большинство путешественников были удовлетворены (а некоторые просто восторгались) тем, как мы представили их историю.

Участие зрителей в создании отдельных экспозиционных комплексов

В то же время в более молодой аудитории мы столкнулись с примерами активного желания участвовать в создании своей выставочной зоны. В итоге один стенд полностью оформляли 2 девушки (автор материалов и ее подруга). При этом мы вместе с ними нашли решение, отражающее их задумку и в тоже время, гармонирующее с соседними зонами выставки.

Еще один автор выразил желание посмотреть, как будет оформлена зона с его фотографиями. Что-то подсказал нам и в итоге был очень удовлетворен тем, что получилось.

Путешественник, журналист Никита Сучков фотографирует свой стенд, чтобы поделится с теми людьми, которые оказались на этих фотографиях (каучсерферами из разных стран мира)

Разное отношение рассказчиков к оформлению «своих» зон на выставке фиксировала и Нина Саймон в рамках проекта «Что собирает Санта-Крус».

Что касается дизайна итоговой выставки, то мы наблюдали следующую историю. В то время как некоторые коллекционеры позволяли нам выбрать и разработать оформление их коллекций в экспозиции, другие сотрудничали с нами, предлагая свое видение подачи их собраний, добавляя свои собственные уникальные причуды.

Трудно сказать, как оценивать эффективность этой практики участия. С одной стороны, участники получают новый необычный опыт, с другой созданная таким образом «кустарным» способом выставка может оказаться интересной только участникам процесса.

Хотя это тоже немало, и является, видимо, отдельной ветвью выставок 2.0. Потенциал таких коммуникационных историй хорошо показал проект «Мульти-школа», когда создание выставки стало одним из важных звеньев диалога о толерантности.

В рамках проектной заявки мы планировали создать рабочий вариант экспозиции как тестовую площадку для эксперимента и диалога с посетителем с возможностью выбирать, переставлять, выделять, комментировать экспонаты. Это, в свою очередь, планировалось с целью получить от зрителя истории, оценки, комментарии, ассоциации в связке с нашими предметами и темами выставки.

Искусственность и небольшую продуктивность извлечения из посетителей ассоциаций в таком формате мы уже обсуждали выше. Это позволило уйти от этой задачи на тест-драйве, переключившись на сбор историй и тестирование значимых для нас аспектов выставки.

Оба направления оказались достаточно продуктивны. Выставку посетило около 300 человек, большинство из которых сразу было настроено на последующее обсуждение увиденного.

Результатами стали:

  1. §модернизация навигации к 3-м из 6-ти зон участия этого тестового зала выставки;
  2. §доработка идеи и последующая реализация одной из знаковых зон участия («Humantravellibrary»);
  3. §изменение размеров и содержания некоторых экспликаций зала;
  4. §понимание того, что базовые цели достигнуты – выставка работает на коммуникацию посетителей, их саморефлексию и мотивацию к путешествиям, хорошо «работают» как исторические, так и современные артефакты и истории;
  5. §десятки потрясающих историй и артефактов, одна из которых даже стала основой очень сильной и интересной зоны на выставке (подробнее об этом в главе 4).

В итоге можно сделать вывод, что вовлечение посетителя в пробное тестирование уже созданной выставки или ее отдельных элементов достаточно продуктивно. С другой стороны, это накладывает на авторов большие обязательства, связанные с реакцией на критичные замечания посетителей. Таким образом, это определяет особенность планирования самого процесса создания выставки, когда кураторы должны заложить средства и время и на этот тестовый период. Выходом из этой ситуации может быть вовлечение посетителя в тестирование не всей выставки, а только ее зон участия, где такая реакция максимально продуктивна, а затраты на модификацию (навигации, вопросов, дизайна) относительно невысоки.

Здесь мы можем опять-таки сослаться на опыт Нины Саймон:

Мы проектировали самые сложные зоны участия (викторина «Стили любви» и игра «Сердца к сердцам») с посетителями за несколько месяцев до открытия. Для этого мы привлекали обычных посетителей в те дни, когда уровень посещаемости был наиболее высоким. Мы назвали прототипы «мероприятиями», было много участников, люди любили давать обратную связь, и им нравилось видеть реализованные ими вещи через два месяца. Мы продолжим делать это и для будущих выставок.

Как и в прошлом году, мы проэкспериментировали все прототипы интерактивов и совместных мероприятий на посетителях в музее за несколько месяцев до выставки. Прототипы были простые, дешевые и чрезвычайно ценные в формировании конечного продукта. У нас есть правило, что каждый прототип должен быть использован для ответа на конкретный вопрос, например, выяснить, что сбивает с толку и т.д.

Музей, возможно, проще и эффективнее всего функционирует в пространстве уже созданной выставки. Это обеспечивается следующими факторами:

  1. §участвовать могут все посетители без каких-либо ограничений и входных барьеров (не требует много времени, доступно для аудитории, которая не активна в Сети);
  2. §вклад участников более визуален, ощущаем, реален. Создаваемые тексты, объекты имеют индивидуальный почерк;
  3. §одновременно можно вносить вклад и получать опыт социального взаимодействия, «выгоды» от сотворчества;
  4. §создание зон участия — наименее затратный и простой в реализации партисипативный формат для музеев.
  5. Это может каждый – доска и стикеры:
  6. §какой экспонат произвел наибольшее впечатление
  7. §какой зал у нас самый скучный
  8. §что бы вы взяли к себе домой
  9. §что вам хочется узнать об этом еще
  10. §…..

При этом зоны участия в музее – это многофункциональный инструмент. В контексте нашего проекта нам особенно было важно то, что это работает на диалогичность экспозиции и выводит интерпретационный процесс на новый уровень.

Одной из наших целей было сделать музей «местом, где начинаются путешествия». Для этого требовалось, чтобы посетитель перешел с уровня восприятия на уровень отношения, саморефлексии и собственного высказывания. Что, в свою очередь, требует некоторых условий и стимулов. Одним из основных среди них является попадание в пространство историй и опыта других людей, пространство, апеллирующее к точке зрения самого посетителя, пространство, побуждающее к общению. Пространство, в котором благодаря множеству голосов посетителей реализуется многообразие прочтений музейных коллекций и самой темы путешествий.

Что представляют собой зоны участия? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к работам Нины Саймон, выделившей 5 стадий социального участия. В качестве основы этой схемы лежит понимание разных вариантов реализации взаимодействия посетителей с музейным контентом, кураторами музея и друг с другом.

  • 1.«Неучастие», пассивный осмотр экспозиции. Внимание обуславливается интересностью вашей коллекции для индивидуального посетителя.
  • 2.Интерактивное взаимодействие посетителя и контента, позволяющее учесть индивидуальные запросы посетителя и помочь ему освоить музейные коллекции. На этой стадии посетитель может взаимодействовать с контентом, но это никак не влияет на других посетителей.
  • 3.Связь посетителя с другими людьми через контент – посетители оставляют истории, комментарии, голосуют и другие видят это.
  • 4.Создаваемый одними посетителями контент превращается в средство навигации, познания, освоения экспозиции другими посетителями (рейтинги, теги, рекомендации, совместные объекты).
  • 5.Живые встречи, общение вокруг контента, мнений, комментариев по поводу контента музея и посетителей. Это превращение учреждения в некое социальное место, полное потенциально интересных, стимулирующих, обогащающих взаимодействий с другими людьми.

Собственно к культуре участия относятся три последних уровня. При этом пятый отличается от 3-го и 4-го скорее не используемыми инструментами, а их многообразием, реализуемым на постоянной основе в разных контекстах, что и обеспечивает переход музея на этот уровень.

Что касается формы и инструментов коммуникации на уровнях 3 и 4, то их можно разделить на 4 разновидности, исходя из того, какие роли они играют в пространстве выставки (классификация автора):

  1. §Личные истории, «полезный» контент;
  2. §Голосования / комментарии, подписи к экспонатам и темам выставки / создание творческих объектов в контексте выставки;
  3. §Создание совместных объектов;
  4. §Рекомендации, теги, оценки.

Все эти формы по-разному воздействуют на посетителя. Одни в большей степени влияют на эмоциональный фон и настроение, другие выводят на ценностно-смысловой уровень, третьи связаны с самоидентификацией и навигацией, четвертые больше работают на ощущение сопричастности и создание сообществ. Но все они, так или иначе, погружают человека в большой социальный контекст разговоров на тему выставки, ее артефактах и людях, которые пришли на нее посмотреть и в ней поучаствовать.

04:17
146