Он будет обслуживать этих двадцати

Он будет обслуживать этих двадцати тысяч рабочих своей медицинской службой. А вот там, дальше, кругом, между заводскими корпусами и временными бараками строителей, краснеют меньшие кирпичные корпуса. Целый город меньших, три-четырехэтажных домов. То жилой комбинат. Там будут жить рабочие. Жены рабочих — те, которые не будут сами работать на производстве, раз в неделю приходить сюда в конференц-зал слушать доклады профессоров института. Кроме того, они примут над институтом шефство и заботиться за нормальную организацию его работ. А институт возьмет шефство над культурно-санитарной работой на заводе. Он будет заботиться за нормальную организацию на заводе и в жилом комбинате санитарии, гигиены, медицинского обслуживания.

Он будет обслуживать этих двадцати

Профессор снова стукнул по колену пациента и приветливо улыбнулся:

— Так вот, послушайте, коллега. Одну минутку внимания. Представьте себе, что этого бывшего, о котором вот, пожалуй, вспоминает агроном Сахно, вовсе и не было. Представьте себе, вы никогда не были никаким помещиком, фабрикантом, капиталистом, хозяином, — черт отца знает еще там чем! Вы были хирургом. Представьте себе, вы были только хирургом и ничего больше. Вам, коллега, это не трудно представить, потому что вы и вправду замечательный, блестящий, чрезвычайное хирург! Черт вас возьми, но ваш эксперимент гениальный.

Профессор говорил совершенно искренне. Он был захвачен с. Научной идеи, из хирургических достижений, с эффекта чрезвычайной операции доктора Гальванеску. И он выражал свой восторг с юношеской экспансивностью. Доктор Гальванеску, преодолен этой непосредственностью, невольно улыбнулся навстречу юной професоров улыбке. Наверное же, он был хирург, и искреннее восхищение выдающегося собрата не могло не тронуть его. Он улыбнулся тоже весело и приветливо.

Встреча этих улыбок сразу же разрядила напряженную атмосферу. Все облегченно вздохнули. Коломиец с детской впечатлительностью заулыбался и себе. Профессор подхватил улыбку Гальванеску и понес ее на своих устах, как лозунг, как лозунг, как знак товарищеской доверчивости.Он схватил оба пациенту колени и крепко, дружески их потряс.

— А что надо хирургу, дорогой коллега? Настоящему хирургу, который влюблен в свое искусство, которое стремится его развития и расцвета? ему надо мало, дорогой коллега! Ведь так? ему надо только иметь условия для работы и видеть ее перспективы. Все. Больше ничего. Ах, дорогой коллега, если бы вы знали, какие условия и какие чрезвычайные перспективы имеем мы, советские хирурги! У вас там, на Западе, в капиталистических странах, у вас нет таких условий и перспектив!

Бедный профессор слишком увлекся и, надо признаться, переборщил. Он слишком поверил себе самому, что убедил доктора Гальванеску, что он является только хирург, и ничего больше. Но доктор Гальванеску не только не был только хирург, но и вообще не был хирургом-специалистом и, пожалуй, совсем мало интересовался условиями, развитием и перспективами хирургии у себя на Западе. И, конечно, с этой точки зрения он не то что не хотел, а просто и не мог понять, о каких условиях, перспективы для советского хирурга говорит профессор Трембовський. Это и подтвердилось. Доктор Гальванеску остановил профессора движением руки.

— О, вы не знаете, коллега! В моем имении я имею прекрасную хирургическую комнату, прекрасные инструменты, прекрасные материалы. Я могу себе делать какие мне угодно эксперименты ...

— Коллега! — Страстно перебил его профессор. — Разве наука может жить только сама собой? Наука викохуеться потребностями жизни! Сама жизнь должна ставить науке задачи. И только те задачи интересно решать, имеющие широкие перспективы в жизненный практике. Ваш, скажем, эксперимент с превращением живого человека в мертвый куклу, превращением живого организма на механизм — блестящий анатомически, но ненужный рабочему, ибо самого работника вы убиваете!

— О! Они прекрасно работали! Рабочему не надо от организма ничего живого, кроме тех функций, которые выполняют его работу. Все остальное только мешает ему, отвращает его внимание, выводит его из-под власти хозяина, дает ему самостоятельность ...

83