Везде радовали глаз растения и земледелия

Везде радовали глаз растения и и земледельческие культуры, не распространенные в этой стране, а привезенные из южных краев и бережно культивируемые. Египетская пшеница, соя, хлопок, мандарины и апельсины, тутовое дерево и т.п… Круг дворца, в роскошном парке, было, кроме того, множество культивируемых тропических декоративных растений. Различные пальмы, туи, олеандры и кактусы. Казалось, где-то на субтропических просторах вырублено немалый — на тысячи га — кусок земного шара и перенесен сюда, в климат южных прикарпатских степей и холмов. Уверена, что не только мои глаза и сердце агронома радовались, глядя это, но и глаза, и сердце каждого человека были бы поражены такими неожиданными роскошью природы, особенно высокой культурой использования ее даней. 

Везде радовали глаз растения и земледелия

Не меньше и не хуже впечатление производили и различные хозяйственные мероприятия и устройства. Везде были знаки высокой техники хозяйствования. Искусственное орошение, мелиорация, удобрения, густая сеть хорошо упорядоченных дорог. Замечательный хозяйственный двор, амбары, склады, мастерские, даже небольшие заводы и фабрики: масляные, консервные, химические. Я просто скажу, что мне, молодому агроному, еще никогда не случалось видеть такого высокой организованности хозяйства. Такого имения я не видела ни в одной из западных капиталистических стран. Я была глубоко поражена и тронута.

И при всем том целый это имение вместе с его хозяином и самим хозяйством будили еще и другие, также необычные чувства, чувства жути. Да! Быть в этом имении, осматривать хозяйство, разговаривать с самим хозяином, весьма воспитанным и, наконец, приветливым господином, — Сахно, а за ней и все присутствующие бросили взгляд на чучело в углу, — было жутко. Какой-то странный неизвестный страх наполнял целое существо.

Я думаю, вы поймете этот страх, когда я вам расскажу, что в этом роскошном благоустроенные имения, с его пространными грунтами и многими хозяйственными устройствами, не было, однако… людей. Да, да! Прожив там первые дни, я не видела никого, кроме самого хозяина и его странного, мало похожего на человека, а скорее на механическую куклу — слуги.Все в доме и вокруг него было так механизировано, что не требовало никакой человеческой энергии. Там царила энергия электрическая и остроумные технические усовершенствования. Они вам варили и давали есть, они вас одевали и раздевали, готовили купель, приносили нужные вещи, даже заботились о вашей развлечение. И это было особенно жутко! Огромный, роскошный, хорошо оборудованный и благоустроенный особняк — и ни одного человека! Целое огромное хозяйство, казалось, было организовано совсем без людей.Впрочем, это не совсем так. Люди там были. Они были где в стороне, их присутствие чувствовалось, вы видели их следы, иногда даже некая невнятная человеческая тень маячила вдали. Но эти тени обходили далеко самый дворец и близко не подходили. Когда, помню, в первый вечер по приезде, как мы сидели с хозяином за ужином на террасе и вдруг в глубине парковой аллее появился какой человеческий силуэт, шел к нам, — хозяин вмиг вскочил и каким, тогда еще не известным мне способом подал этому человеку знак. Человеческий силуэт тотчас же и поспешно скрылся.Должен признаться, что первый же вечер, оставшись наконец одна, чтобы лечь спать, я отдала добрую дань испугом и малодушия.

71